Непрямая линия с Путиным | club6e.com

Непрямая линия с Путиным

Выборы прошли, всем можно успокоиться? На “Прямой линии Владимира Путина с народом-2018” все вроде было как обычно: важные политические заявления, “реальное волшебство” в виде мгновенного решения проблем простых людей, “вызов на ковер” губернаторов, которые вдруг мигом теряют “положенную им по должности” спесивость и начинают едва ли не заискивать перед теми, кому еще вчера они еще вчера высокомерно отказывали. Все на путинской “Прямой линии” вроде было как всегда – и при этом все на ней было по-другому.

Непрямая линия с Путиным

Я всегда считал: суть того, что власть пытается донести до народа важнее того, в каком формате это делается. Но телевизионное общение ВВП с народом в июне 2018 года оказалось в этом плане редким исключением.

“У нового формата прямой линии есть жирный плюс — появилась дополнительная динамика. Зритель воочию видит, как вопрос переадресуется исполнителям, как они отчитываются перед президентом — словом, аудитория становится свидетелем того, что раньше оставалось за кулисами. Есть, однако, во всем этом и не менее жирный минус.

Зрители из студии исчезли, а коммуникацию с ними заменили общением с министрами и губернаторами. Из “народного лидера” президент превратился в главу бюрократического аппарата. Конечно, речь идет только о картинке. Но специалисты знают, что картинка оказывает на массовое восприятие гораздо большое влияние, чем любые слова” — так известный политолог Аббас Галлямов описал свои первые впечатления от путинской “Прямой линии” образца лета 2018 года.

Солидаризируюсь с этой оценкой. Стремление осовременить, модернизировать, сделать более “модным” и “хипстерским” устоявшийся формат “Прямой линии”, на мой взгляд, сыграло с организаторами главного политического шоу лета не очень добрую шутку. Да, да, именно “шоу” — я настаиваю на этом термине. “Прямая линия” перестала быть прямой — из нее исчезла спонтанность, чувство аутентичности, ощущение, что никто не знает, какой именно каверзный или, напротив, до неприличия льстивый вопрос прозвучит через пять, восемь или десять минут. Место всего этого в 2018 году заняла формулировка, проскользнувшая в речах одного из ведущих “Прямой линии”: “ Нашим редакторам показался интересный такой вопрос…”

Написав предыдущий абзац, я почувствовал себя телекритиком – но только на какие-то доли секунды. Ведь вопрос этот не столько телевизионный, сколько политический.

Основа многолетней популярности ВВП – умение разговаривать с народом на его языке и без посредников и режиссеров. Во время этой “Прямой линии” такие посредники не просто появились – они откровенно мозолили глаза. Отрежессированность действа былоа очевидной: мол, сейчас мы включаем это, сейчас мы включаем то, сейчас мы сами задаем вопрос про Скрипалей, а сразу после этого – о том, как кошмарят Абрамовича.

Конечно, в новом формате “Прямой линии” были и очевидные положительные моменты. Я получил огромное удовольствие, наблюдая, как выкручивались губернаторы, обещая облагодельствовать просительниц и просителей, удостоившихся президентского внимания.

Мне понравилось, как телевизионщики фактически устроили “засаду” министру здравоохранения, показав после ее бравурных реляций реалии города Струнино Владимирской области – населенного пункта, чьи 14 тысяч жителей лишились возможности получить на месте квалифицированную медицинскую помощь. Мне понравилось много чего еще. Но все эти “удачи телевизионной режиссуры” так и не смогли поменять мою общую оценку того, что я увидел.

Когда речь идет о взаимодействии между людьми, настоящее и естественное всегда лучше искусственого и показного. А что “настоящего и естественного” было в засевших в Москва-сити людях, которые “сказали, что они популярные блогеры?”

Может быть, я, конечно, “отсталый реакционер”, но, с моей точки зрения, настоящим в них был только непреднамеренный эффект гротеска. Можно ли было не хохотать, наблюдая за тем, как 38-летняя блогер из Челябинска задала главе государства “жизненно важный для страны вопрос”: “Когда блогинг станет полноценной профессией?”

И можно ли было не испытывать чувства неловкости за еще одного “отчаянно смелого и отчаянно современного” блогера, который постеснялся задать ВВП прямой вопрос про запрет мессенджера Телеграм и вместо этого зашел сбоку — спросил про “ходящие в интернете слухи” о закрытии в России инстаграма и ютьюба? Возможно, можно было. Но у меня это не получилось – и, боюсь, не только у одного меня.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + четыре =


Платим за каждую сделку Forex. Даже убыточную!

Хотите получать обратно часть потраченного спреда или комиссии ? Да?! Тогда смотрите наш раздел — Рибейт СЕРВИС!

Мы помогаем совершенно бесплатно вернуть от Вашего форекс брокера часть спреда или комиссии, что Вы отдаете ему с каждой сделки! Выплаты средств производятся обратно на Ваш торговый счет независимо от того, была ли сделка прибыльной или убыточной!