Коронавирус – «черный лебедь» нефтяного рынка | club6e.com

Коронавирус – «черный лебедь» нефтяного рынка

Дать чему-то название – это привилегия. Особенно если ты прав.
Поэтому, когда Оливье Якоб из швейцарской консалтинговой фирмы по рискам в нефтегазовой отрасли PetroMatrix назвал страх перед новым коронавирусом, охватившим весь мир, «черным лебедем 2020 года», он озадачил многих на рынках сырой нефти. Трейдеры задавались вопросом, заслужила ли новая угроза здоровью населения всего мира это название, когда о ней известно еще так мало.
Предыдущими «черными лебедями» стали азиатский финансовый кризис 1997 года, пузырь доткомов 2000 года, атаки на США в 2001 году, глобальный финансовый кризис 2008 года, кризис суверенного долга Европы 2009 года, кризис на рынке нефти 2014 года и Brexit 2016 года. Нет уверенности, что коронавирус станет проблемой таких масштабов; и нет никакой гарантии, что этого не произойдет.
Таким образом, еще до конца четверга по крайней мере две новостные компании (Financial Times в Лондоне и The Globe and Mail в Торонто) провели углубленный анализ записки, которую Якоб выпустил днем (по европейскому времени) и в которой изложил свои самые сильные опасения по поводу вируса, идентифицированного как 2019-nCoV.
Вы, вероятно, читаете уже третью статью, после того как я решил кратко процитировать записку Якоба в моем отчете по нефти в четверг для Investing.com и оставить большую часть ее текста для дальнейшего обдумывания. Что сейчас я и делаю.
«2020 год начинается с «черного лебедя» в виде коронавируса», – написал Якоб, основавший PetroMatrix 14 лет назад, до этого поработав на различных должностях, начиная от трейдера и до риск-менеджера, в таких компаниях, как российская нефтяная группа «Лукойл» и американская группа сырьевых товаров Cargill.
Коронавирус: неопределенность, которую «не любят» риск-менеджеры
«Событие «черного лебедя» – это непредсказуемое событие, которое выходит за рамки того, что обычно ожидается от ситуации, и имеет потенциально серьезные последствия», – пишет Якоб далее. «Это событие, которое не нравится риск-менеджерам».
Он отметил, что потенциальное влияние 2019-nCoV на нефть (после 18 смертей, более 600 заболевших и закрытия на карантин 11-миллионного китайского города Ухань) уже перевесило перебои с поставками нефти из Ливии на этой неделе и глобальные перебои в поставках нефти в сентябре прошлого года из-за атак на Саудовскую Аравию.
«Недавние события с поставками из Саудовской Аравии или Ливии не являются «черными лебедями», поскольку они включают в себя определенные ожидания рыночного риска», – написал Якоб. Он добавил:
«Перебои с поставками из Ливии отнюдь не являются настоящим сюрпризом, и по этой причине новости о них оказали незначительное влияние на рынок. Влияние перебоев с поставками из Ливии будет наблюдаться не на экране, а на физическом рынке».
«Полная неожиданность», до сих пор нет реальных оценок ущерба
«С другой стороны, коронавирус стал полной неожиданностью. Потенциально он может оказать влияние, но пока никто не может реально его оценить».
В выпущенной во вторник записке Goldman Sachs прогнозируется связанное с 2019-nCoV снижение мирового спроса на нефть в среднем на 260 000 баррелей в день, включая снижение спроса на реактивное топливо на 170 000 баррелей в сутки. Анализ основывается на сравнении с эпидемией атипичной пневмонии 2003 года, которая потрясла мировые рынки, включая нефтяной.
Якоб признает уместность сравнения коронавируса с атипичной пневмонией, которая также возникла в Китае. Он отметил, что Пекин сейчас важнее для мировой экономики, чем в 2003 году, и увеличение нефтеперерабатывающих мощностей Китая вызовет серьезную нагрузку на его энергетическую отрасль и, следовательно, на весь мир, если внутренний спрос в стране снизится.
Весенний спрос на авиатопливо под вопросом
По его словам, спрос на авиационное топливо весной уже подвергался сомнению (ссылаясь на прогноз Goldman Sachs).
«Коронавирус может снизить рентабельность нефтепереработки, что негативно отразится на скидках с котировки Brent. Коронавирус означает возврат к «старой» оценке рисков на рынке нефти», – написал Якоб.
И хотя развитие технологий позволяет оценить реальность перебоев с поставками менее чем за 24 часа, «спутниковые снимки не помогают быстро оценить серьезность эпидемии коронавируса, и это заставляет рынок гадать о его влиянии. Таким же образом события, связанные с поставками, порождали досужие домыслы, когда технологий было меньше», – заключил он.
Обозреватель Financial Times по энергетическим рынкам Дэвид Шеппард поддерживает точку зрения Якоба.
«Продавайте сейчас, беспокойтесь позже»
Шеппард говорит, что, хотя трейдеры, возможно, еще не в полной мере осознают влияние коронавируса, быки рынка нефти, уже не так уверенные в способности рынка сплотиться после перебоев с поставками в Ливии, могут счесть, что «безопаснее продавать сейчас и беспокоиться об окончательном снижении цен позже».
Цены на нефть в четверг достигли девятинедельных минимумов, при этом в США цена упала на 9% с начала года, а мировой бенчмарк Brent снизился на 6%.
WTI
Шеппард процитировал противоположные результаты исследования лондонской компании Energy Aspect, которые указывают, что резкого падения спроса на реактивное топливо этой весной не будет, утверждая, что большинство рейсов, вероятно, не будет отменено, даже если они будут перевозить меньше пассажиров.
«Но в зависимости от того, как авиакомпании хеджируют свои топливные риски, проблемы в этом секторе могут оказать огромное влияние на нефтяные котировки, если покупатели будут вынуждены начать закрывать позиции», – сказал Шеппард. «Трейдеры вправе проявлять осторожность».
Предсказывать цены на нефть – неблагодарное занятие
Глава европейского бюро The Globe and Mail Эрик Регули сказал, что прогнозирование цен на нефть «всегда было неблагодарным занятием».
«А делать правильные ставки на сегодняшнем рынке оказалось особенно трудным, даже невозможным, из-за наступления пугающего «черного лебедя»».
По сообщению техасской юридической фирмы Haynes and Boone в первые девять месяцев 2019 года уже объявили о банкротстве 50 американских энергетических компаний, большинство из которых являются производителями нефти и газа и нефтесервисными компаниями.
«Как трейдеры рынка нефти и инвесторы энергетического сектора могут защитить себя от кошмара коронавируса?» – спрашивает Регули. «На самом деле, никак, по той простой причине, что «черный лебедь» не следует каким-либо правилам».
Мне трудно решить, не является ли классификация коронавируса как «черного лебедя» преждевременной. Всего две недели назад глава отдела мировых цен на сырьевые товары в S&P Global Platts Дэйв Эрнсбергер назвал «черным лебедем» перебои с поставками нефти в Ормузском проливе после непродолжительной эскалации напряженности между США и Ираном.
Мы все знаем, что он ошибся.
Страх порождает страх
Но я согласен с Шеппардом в том, что страх порождает страх.
Реальное замедление торговли нефтью из-за 2019-nCoV можно сдержать. Однако массовое закрытие длинных позиций может нанести больший и более продолжительный ущерб спросу и ценам на нефть.
Приведет ли это в конечном итоге к таким же последствиям, как крах 2014 года?
Время покажет.
Источник
Подписывайтесь на новости и их анализ в нашем Telegram канале и ВКонтакте!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


В помощь трейдерам! 

Хотите бесплатно получать торговые сигналы от нашего европейского трейдера? Тогда Вам сюда — www.club6e.com/telegram (читайте условия)

Интересен наш торговый робот Multiscalp 2.6? Скачайте бесплатную версию и протестируйте его самостоятельно! Подробнее здесь — https://clck.ru/MxneN